Пятница, 9 декабря, 2022

В бочке на Луну: как энтузиаст из Замбии собирался в космический полет

Время на чтение 6 мин.

Начало 1960-х. Холодная война в самом разгаре, только что завершился Карибский кризис, а космическая гонка набирает обороты. СССР и США соревнуются в достижениях, и США уже проигрывают 0:2, не успев запустить первыми ни искусственный спутник, ни человека. Теперь во что бы то ни стало нужно выиграть лунную гонку… И тут в противостояние двух сверхдержав вмешивается Эдвард Макука Нколосо, учитель из недавно добившейся независимости Замбии. Он утверждает, что совсем скоро первый афронавт (то есть африканский космонавт) отправится на Луну, а затем и на Марс.

Борец за независимость

Эдвард Макука Нколосо родился в 1919 году в Северной Родезии — колонии Британской империи в Африке. Он служил в британских войсках во время Второй мировой войны, а после нее организовал собственную школу. После того как та была закрыта властями, Нколосо стал бороться против колониалистов, за что два раза, в 1956 и 1957 годах, сидел в тюрьме. Однако в историю он вошел не как борец за независимость, а как то ли чудак, то ли умелый трикстер, который своими выходками пытался привлечь международное внимание к родной стране.

В 1964 году Замбия провозгласила независимость. По всей стране проводились торжества по этому поводу. Однако Эдвард Нколосо не спешил присоединиться к празднованиям. Более того, он возмущался, что мероприятия тормозят космическую программу Замбии. К тому моменту Нколосо сам себя именовал директором Замбийской национальной академии наук, космических исследований и философии. А космическая программа имела простую цель: опередить США и СССР в лунной гонке. Для этого Нколосо уже отобрал 12 будущих замбийских астронавтов. Двадцатиоднолетний Годфри Мванго должен был отправиться на Луну, шестнадцатилетняя Мата Мвамба — на Марс.

Тренировки у этого отряда были довольно своеобразны: будущих астронавтов крутили вокруг дерева, посадив в бочку из-под нефти, а также учили ходить на руках, ведь, по словам Нколосо, «это единственный способ, которым люди могут передвигаться по Луне». Все это происходило на заброшенной ферме в 11 километрах от Лусаки, столицы Замбии.

Статья в Time, где в последнем абзаце рассказывалось о про(ж)екте Нколосо, привлекла большое внимание к нему самому и Замбии. Западные журналисты не понимали, стоит ли серьезно воспринимать подобное заявление.

Некоторые люди считают, что я сумасшедший. Но я буду громко смеяться в тот день, когда я установлю флаг Замбии на Луне, —

говорил Нколосо в интервью Associated Press.

Впрочем, Луной планы директора академии не ограничивались. В программной статье для газеты Lusaka Times «Мы летим на Марс с астронавткой, двумя котами и миссионером» Нколосо утверждал: наблюдения в телескоп, сделанные в академии, подтвердили, что красная планета населена примитивными племенами. Именно для этого в команде понадобились миссионеры — они должны были мягко распространить христианство среди марсиан, но ни в коем случае не навязывать его силой. Коты тоже играли важную роль. Во-первых, они должны были составлять компанию астронавтке — Мате Мвамбве. Во-вторых, они были «техническими специалистами»: по прилете на Марс, Мвамба должна был открыть ракету и в первую очередь выпустить на поверхность котов. Если коты оставались благополучны, значит, можно было высаживаться самой.

Группа астронавтов, увы, не была образцом дисциплины. В интервью для Associated Press, данном в 1965 году, Нколосо жаловался, что двое лучших учеников месяц назад ушли в запой и с тех пор их никто не видел, другие предпочли создать музыкальную группу, да и вообще будущих астронавтов больше волнуют любовные шашни, а не изучение Луны. В конце концов, Марта Мвамба забеременела и тоже выбыла из отряда.

Проблемой для космической программы (как, впрочем, и для всех подобных проектов) был недостаток финансирования. Нколосо запросил у ЮНЕСКО грант на 7 млн замбийских фунтов на осуществление полетов. Увы, ЮНЕСКО не ответило на письмо замбийского академика. Также остались без ответа запросы к Израилю, СССР, США, ОАЭ — а ведь от них планировалось привлечь суммы от 20 миллионов до двух миллиардов долларов. Меж тем, в упомянутой выше статье для Lusaka Times Нколосо опасался русской и американской разведок, которые уже направили в Замбию шпионов с целью похитить Мату, космических котов и технологические секреты. На происки империалистических неоколониалистов, которые опасались замбийского космического прогресса, Нколосо в итоге и списал неудачу своего проекта.

Замбийский «Байконур»

Запустить ракету в космос планировалось с помощью системы катапульт. Ракета — бочка, полностью готовая к полету, как заверял Нколосо, — должна была стартовать на День независимости Замбии, 24 октября 1964 года, со Стадиона независимости. Космический аппарат «Циклоп I» должен был «воспарить в бездонное пространство эпициклов седьмого неба», что бы это ни значило.

Увы, правительство Замбии, которое уже давно всеми силами старалось дистанцироваться от нелепого изобретателя, сочло подобное мероприятие неуместным и старт запретило.

Он не был ученым, как таковым. Но он делал кое-что — я не могу сказать «забавные вещи», но многие люди получали удовольствие от того, о чем он говорил… Это было больше для развлечения, чем для чего-либо еще.

Кеннетт Каунда, первый президент Замбии, об Эдварде Нколосо

В 1988 году министерство науки и технологий Замбии получило письмо от гражданина, который интересовался судьбой проекта Нколосо. Из министерства ответили:

Я хотел бы сообщить вам, что обсуждаемый вопрос никогда серьезно не рассматривался правительством Замбии, и поэтому никакая официальная поддержка усилиям г-на Мукаки Нколосо не оказывалась. Таким образом, программа умерла естественной смертью.

Впоследствии Нколосо баллотировался на пост мэра Лусаки, основывая свою предвыборную программу на важности научно-технического прогресса, но не преуспел. Затем он побывал на нескольких почетных должностях, получил почетное звание полковника армии как ветеран борьбы за независимость, а в 60 лет окончил университет и стал юристом.

В одном из последних интервью, данном в 1989 году, Эдвард Нколосо сказал:

Я не отказался от этого проекта. У меня все еще есть видение будущего человека. Я все еще полагаю, что человек будет свободно перемещаться с одной планеты на другую.


Другие статьи

Оставьте ответ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Enter Captcha Here : *

Reload Image