Понедельник, 24 июня, 2024

16+

Алексей Космынин: «Спутниковый телеком только сейчас начинает формироваться, думаю, в этой области мы увидим много интересных экономических моделей»

Время на чтение 8 мин.

Каждую неделю мы наблюдаем за новыми и новыми запусками низкоорбитальных спутников связи: США, Китай, Индия и другие страны создают собственные группировки для того, чтобы предоставлять широкополосный доступ в Интернет, формировать «интернет вещей», обеспечивать повсеместную связь. В России данное направление реализуется благодаря «Сфере» — федеральной целевой программе комплексного развития космических информационных систем, которая реализуется государством совместно с рядом частных компаний. Так, компания «Мэтрикс вейв» создает абонентские терминалы для подобных систем. Мы встретились с ее руководителем Алексеем Космыниным, чтобы поговорить о спутниковом телекоме, достижениях и перспективах отрасли. 

Алексей Космынин: «Спутниковый телеком только сейчас начинает формироваться, думаю, в этой области мы увидим много интересных экономических моделей»

— Алексей, расскажите немного о компании. Как давно работаете? Как родилась идея вашего стартапа? С чего начинали?

Компанию организовали в 2019 году. И с 2020 года стали изучать антенные технологии для построения абонентских терминалов. К текущему моменту мы занимаемся не только терминалами, но и создаем изделия для наземных сетей. А идея создать компанию появилась, когда стало окончательно понятно, что будущий телеком уже сложно будет представить без низкоорбитальных группировок. Тогда мы и стали думать, как попасть в отрасль, где есть инженерная задача и где есть рынок. Вот с тех пор и занимаемся терминалами.

— У вас сформировалась сильная команда…

Сегодня в нашей команде 18 специалистов, шесть из них имеют степени в различных областях — начиная от оптики и заканчивая радиоэлектроникой. Это специфика отрасли, без хорошего научного опыта сложно решать наши задачи. Кто-то пишет математику, кто-то моделирует электродинамику, занимается схемотехникой, есть конструкторы, есть ребята, кто занимается только производством. 

— Расскажите о ваших успехах, проектах в портфолио.

Один из интересных проектов, который мы реализуем, ведется по программе «Минпромторг — Сколково». В рамках данного проекта мы создаем абонентский терминал для спутниковой системы «Экспресс-РВ» (спутниковая система, которая входит в федеральную программу «Сфера»). Наша команда уже провела лабораторные испытания и получила первые результаты. Сейчас вносим инженерные корректировки — и снова в лабораторию. В 2024 году планируем провести сеанс связи через космический аппарат: сделать линк и через наш терминал опрокинуть сигнал. 

— У вас есть патент на изобретение, которое лежит в основе этого продукта?

Да, все верно, изобретение уже прошло экспертизу. Это антенна с электронным управлением лучом за счет магнитного управления. Очень интересная работа с точки зрения науки, поскольку этим мало кто занимался. Фактически мы объединили старые разработки, старой школы по магнитным материалам, с новыми технологиями в области метаповерхностей. Данный подход мы планируем использовать в основе ряда разрабатываемых нами абонентских терминалов. 

— Кто ваши клиенты? С кем сотрудничаете?

В большинстве своем это частные, довольно крупные компании, государственные организации, интеграторы. Мы работаем исключительно в секторе В2В. 

— Ваши клиенты обращаются за готовым продуктом или разработкой?

Мы продаем и готовые изделия (антенны, блоки и т. п.), и разработку (реинжениринг, кастомизация). В пропорции 50:50. В конечном итоге мы хотим продавать терминалы для новых спутниковых сетей, которые сейчас формируются: для государственных проектов и для частных компаний, создающих группировки связи. В общем, наша цель — к моменту формирования рынка новых спутниковых сетей иметь готовый востребованный продукт, протестированный, внесенный в реестр, сертифицированный. 

— Вы говорите о том, что рынок спутниковой связи только начинает формироваться, а что было ранее?

До этого были (и сейчас тоже есть) системы, построенные на геостационарных аппаратах на геостационарной орбите. Консервативное и развитое направление, у которого есть определенные ограничения. Но в последние пару лет наблюдаем бум низкоорбитальных систем — среди них Starlink и другие, — которые показали перспективность подобного рода обеспечения связи. В России проекты низкоорбитальных систем только создаются. Так же и в Китае. Дальше всего «убежали» в этой области США. 

— Что даст развитие низкоорбитальной группировки в России? Что получит конечный пользователь?

Это даст полную связанность всех территорий нашей страны. Мы живем в городе и не замечаем, что единое беспроводное покрытие есть далеко не везде. А ведь есть много мест, куда экономически неэффективно или просто невозможно вести оптоволокно. А ведь связанность территорий важна — это влияет и на ВВП, и на другие показатели развития страны. Для нас как конечного абонента введение в эксплуатацию спутниковой связи будет выглядеть как повсеместная работа мобильного телефона, возможность использовать важнейшие сервисы. При помощи низкоорбитальной системы можно подключать удаленно базовые станции в тех регионах, где нет, например, оптоволоконной инфраструктуры. Многие подвижные абоненты будут подключаться к таким сетям. И это тоже важно. В итоге — это формирование единого информационного пространства, инфраструктуры связи для всех территорий и субъектов страны и дружественных стран. 

— По вашей оценке, использование низкоорбитальной спутниковой связи будет дороже используемой сегодня?

Сотовая связь всегда будет дешевле. Если сравнивать с теми спутниковыми системами, которые используются на текущий момент (геостационарные системы), то низкоорбитальные дадут подключение дешевле как минимум на порядок. 

— Starlink — это тысячи спутников на орбите и это серьезный источник космического мусора. А ведь это только одна компания… Что будет дальше? Как вы относитесь к столь активному заполнению спутниками орбиты? И что будет предприниматься в этом направлении в нашей стране?

Это актуальный вопрос. Если говорить про низкую орбиту, то у нее есть прекрасная особенность: любой объект с нее уходит вниз и сгорает в атмосфере. Она самоочищается. Однако, несмотря на это, проблема космического мусора будет нарастать, уже нарастает. И на текущий момент в разных странах прорабатываются системы по борьбе с космических мусором, наблюдению за ним. Это решается как на уровне государственного и международного регулирования, так и за счет создания систем мониторинга за объектами на орбите.

— Как вы считаете, SpaceX удастся вывести на орбиту планируемые 40 тысяч спутников?

Я думаю, нет. Система не окупится. Это слишком большие инвестиции. То орбитальное построение, которое заявлено компанией Илона Маска, подразумевает наличие 40 тысяч космических аппаратов (а это очень много) на орбите. Ввиду того, что срок существования аппарата на орбите ограничен, система оказывается дорогой не только с точки зрения первоначальных инвестиций на развертывание группировки, но и со стороны затрат на поддержание ее работоспособности. Сложно выстроить такую экономическую модель, которая позволит окупить инвестиции. 

Тем не менее то, чего удалось достичь компании на сегодняшний день, по-настоящему потрясает. Более 5 тысяч аппаратов на орбите, порядка 2 миллионов зарегистрированных абонентов… В РФ, например, сегодня порядка 140 тысяч действующих абонентских терминалов для геостационарных систем. 

— Как будет развиваться рынок спутниковой связи в ближайшие 10–20 лет?

Это одно из наиболее растущих направлений в области телекома, которое нам предстоит увидеть. Наземный телеком дошел до «плато» с точки зрения развития и окупаемости. А вот спутниковый телеком только сейчас начинает формироваться, думаю, в этой области мы увидим много интересных экономических моделей. 

Еще одно интересное направление — интеграция мобильных телефонов и спутниковых сетей. Только задумайтесь. Доподлинно известно, что в РФ есть 250 миллионов активных сим-карт. Если говорить про БРИКС, то это в пять раз больше. Если про мир, то на порядок. А ведь это то количество абонентов, на которые можно осуществлять коммерциализацию спутниковых услуг. Реальная абонентская база, которая уже сформирована.

Два года назад это было больше теоретической идеей: подключить мобильные телефоны к спутниковому аппарату. А сейчас несколько компаний продемонстрировали работу обычного мобильного телефона через космический аппарат. И это направление сегодня очень интересно — возможность создать спутниковую инфраструктуру, которая работает на колоссальную абонентскую базу. И тот момент, когда первая компания продемонстрировала достаточную скорость передачи данных через мобильный телефон, продемонстрировала другое направление развития спутникового телекома. Сейчас такие проекты прорабатываются, и в том числе в России. И интересно, что одна из заявок в Федеральную комиссию по связи от Starlink включает в том числе подключение телефона к спутниковой сети. И планируется тестирование.

— Может ли спутниковая связь полностью заместить сотовую?

Нет. Сотовая связь всегда дешевле, имеет лучшие параметры, скорость. Ведь расстояние от базовой станции до абонента — несколько километров. А спутник далеко — минимум 600 километров, есть проблемы с энергетикой радиолинии, сложно давать большие скорости. Поэтому YouTube смотреть не получится, но телеграм должен работать. В перспективе мы увидим конвергенцию этих двух сетей, они дополняют друг друга.

— Какая ваша цель и цель вашей компании?

Мы хотим создать холдинг, который будет создавать оборудование для перспективных систем связи, наземного, спутникового телекома. Мы хотим стать одним из ключевых поставщиков оборудования для нового радио.

Оставьте ответ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь