Вторник, 16 апреля, 2024

16+

Анна Ганичева: «Космонавту без физических упражнений на МКС будет трудно адаптироваться к земным условиям»

Время на чтение 7 мин.

Младший научный сотрудник лаборатории профилактики гипогравитационных нарушений Института медико-биологический проблем (ИМБП) РАН Анна Ганичева рассказала о тонкостях проведения послеполетных исследований, которые проходят космонавты по возвращении с орбиты на Землю, нюансах их восстановления в условиях нормальной гравитации, а также изоляционном эксперименте SIRIUS-23, который длится уже более 130 дней.

Анна, для начала давайте узнаем, где вы родились, учились, чем хотели заниматься, когда выбирали жизненный путь.

Родом из Вологды, со старшей школы мне интересны естественные науки, особенно биология. На мой взгляд, она вобрала в себя и физику, и химию, и математику. После школы поступила на биофак МГУ и пошла на кафедру иммунологии, где занималась темой борьбы с раком.

— Как в вашу жизнь пришел космос?

Став бакалавром, захотела продолжить обучение в области физиологии человека. Все-таки молекулярная и клеточная биология рассматривает глубокие клеточные механизмы, а интересно было бы посмотреть, что происходит на уровне целого организма. На глаза попалось объявление об открытии новой магистерской программы на факультете космических исследований МГУ — «Космической биологии и медицины». Решила поступить туда. Кроме самой биологии и медицины на факультете много рассказывали о космических аппаратах, принципах их движения и управления.

Честно признаюсь, до этого мало интересовалась космосом, разве что смотрела пилотируемые запуски «Союзов» на орбиту.

И добавлю, что раньше мое мнение о космосе мало чем отличалось от мнения тех людей, которые сегодня удивляются изучению космоса, ведь на Земле еще так много загадок: мировой океан, человеческий организм, социальные вопросы и еще сотня проблем. Но во время обучения на биофаке мой интерес перерос из обывательского в научный, а космос оказался ближе, чем я могла подумать.

Реализовать себя удалось в Институте медико-биологических проблем Российской академии наук?

Действительно, здесь много лабораторий разной тематики, а также специалистов по самым разным направлениям. Но при этом мы все, например, участвуем в одном большом эксперименте SIRIUS.

А чем занимается лаборатория профилактики гипогравиатационных нарушений, где вы трудитесь?

Если говорить простым языком, то лаборатория занимается тренировками космонавтов на борту. До полета их тренирует Центр подготовки космонавтов, а во время нахождения орбите уже подключаемся мы. Как это происходит? Получаем результаты их тренировок, обрабатываем данные и выдаем рекомендации, как можно изменить тренировки, чтобы добиться лучшей физической работоспособности, в том числе после возвращения на Землю.

Моей специализацией является психофизиология, и моя роль в лаборатории в том, чтобы изучать физическую работоспособность не только с точки зрения работы мышц и каких-то результатов нагрузочных тестов, но и управления движениями со стороны головного мозга. Конкретно я занимаюсь так называемым экспресс-тестом, который выполняется космонавтами по возвращении с орбиты в Центр подготовки космонавтов. Он проходит на первые, вторые и третьи сутки. Это несколько модельных задач на координацию, удержание равновесия, общую физическую работоспособность человека.

Анна Ганичева: «Космонавту без физических упражнений на МКС будет трудно адаптироваться к земным условиям»

Вернемся к МКС — зачем нужны тренировки в космосе?

После первых полетов людей в космос речь о каких-то тренировках не шла, но со временем они стали необходимостью. Вернувшиеся после 17-суточного полета миссии «Союз-9» (1970 год) космонавты Андриян Николаев и Виталий Севастьянов были в очень сложном состоянии — им было сложно передвигаться, удерживать равновесие. Специалисты стали выяснять, почему так случилось и какие средства профилактики можно применять. И вот что выяснилось: в длительном полете человек меньше двигается, и группы мышц, которые в условиях гравитации поддерживают вертикальную позу, в невесомости подвергаются атрофии, снижается мышечная масса.

Еще один момент — на земле на нас действует сила тяжести, поэтому кровь от верхней части туловища приливает к ногам. Чтобы возвращать ее обратно, есть ряд физиологических механизмов, в том числе это происходит благодаря мышцам ног, которые сжимают сосуды и кровь качается вверх. В условиях невесомости этот механизм не работает, а значит, этот мышечный насос при возвращении на Землю нужно настраивать обратно.

Космонавтам, на ваш взгляд, на Земле легко прийти в себя?

Думается, сегодня уже не надо объяснять, что космонавту без физических упражнений на МКС будет трудно обратно адаптироваться к земным условиям. Добавлю, что если космонавт регулярно тренируется и следует медицинским рекомендациям, то адаптация проходит спокойно. Конечно, восстановление занимает определенное время, к тому же все зависит от продолжительности миссии. Сложнее всего — в первые сутки после возвращения. А дальше, если ориентироваться на результаты моего теста, на третьи сутки космонавт уже показывает результаты, аналогичные тем, которые будут получены спустя три месяца. Это если брать уровень физической работоспособности.

Какие тесты и упражнения вы проводите с участниками изоляционного эксперимента SIRIUS-23, который длится уже более 130 дней?

Экипаж SIRIUS-23 — это аналог экипажа космической экспедиции, для них предусмотрены локомоторные тренировки на велотренажере и беговых дорожках, активной и пассивной. В отличие от бортовых тренировок, в SIRIUS не используется силовой тренажер.

А вы на связи с участниками проекта и получаете от них данные?

Есть центр управления (ЦУП) SIRIUS, где находится дежурная бригада, в которую входит руководитель, врач, лаборант, инженер и техник. Специалисты следят за состоянием комплекса, в том числе наблюдают за экипажем по камерам в основных модулях. Также есть точка связи, по которой экипаж может отправлять сообщения в ЦУП в любое время. Как исследователь, я также записываю им сообщения, рекомендации в сеансы связи, а также могу отправлять радиограммы на почту членов экипажа. Интернета у них нет, но они могут заказывать фильмы, музыку, а также новостную сводку или техническую документацию.

Анна, хотели бы вы принять участие в таком эксперименте и готовы ли вы сами к тренировкам, как космонавты?

Было бы интересно полететь в космос для проведения экспериментов как исследователь, а не как космонавт. Но пока на орбиту летают только профессионалы, которые долго учатся выполнять весь спектр работ на орбите. Что касается SIRIUS, то, конечно, это очень интересно, и главное — направлено на развитие космической науки и полетов.

Оставьте ответ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь