Среда, 24 апреля, 2024

16+

Евгений Машковский: «Не нужно бояться чипирования в виде цифровых таблеток, лучше контролировать то, что вы читаете или смотрите в своих мобильных устройствах»

Время на чтение 16 мин.

Сегодня мы наблюдаем развитие технологий в разных сферах, в том числе и в медицине. В своей практике врачи используют искусственный интеллект, 3D-печать, роботов, интерфейс «мозг — компьютер» и многие другие технологии. Все они созданы для того, чтобы спасать жизни, облегчать симптомы, делать человека лучше и сильнее. О том, как развивается отрасль, чего ждать в будущем, о медицине в космосе и перспективных медицинских проектах поговорили с Евгением Машковским, врачом, кандидатом медицинских наук, визионером и ментором. 

Евгений Машковский: «Не нужно бояться чипирования в виде цифровых таблеток, лучше контролировать то, что вы читаете или смотрите в своих мобильных устройствах»

— Евгений, у вас богатый опыт врача-практика. Кроме того, вы занимаетесь наукой, консалтингом. Что вам ближе? Почему?

Я врач, кандидат медицинских наук, занимался спортивной медициной и реабилитацией, от клинической практики перешел в науку и преподавание. В 2018 году выиграл грант, благодаря которому как приглашенный профессор в Университете Британской Колумбии (Канада) проводил исследования по терморегуляции спортсменов с повреждениями позвоночника. Постепенно научную деятельность начал совмещать с управленческими задачами, руководил ординатурой по спортивной медицине в Сеченовском университете, открывал представительство международной ассоциации по медицинскому образованию, потом работал в структурах правительства Москвы. Сейчас у меня своя консалтинговая компания в области медицины, образования, медицинских технологий. Мы помогаем врачам работать над личным брендом, управлять бизнесом, подбирать и обучать персонал, разрабатывать стратегию и решать нестандартные задачи.

— Тема высоких технологий в области медицины вам очень близка… 

Да, все так. Я ведь работал в области спортивной медицины и реабилитации, которая максимально использует передовые технологии. Вопросы, связанные с будущим медицины, меня всегда интересовали. И сейчас, консультируя врачей, клиники, обязательно смотрим и обсуждаем, какие из технологических новинок они могут использовать в своей практике, организации бизнеса, чтобы сделать работу максимально эффективной, оптимизировать затраты и получить дополнительную прибыль.

— Что вас сегодня в хорошем смысле удивляет из инноваций в отрасли? 

Я бы выделил два интересных направления. Первое — это ИИ, системы обработки больших массивов данных, которые облегчают врачу принятие лечебных или диагностических решений. Второе — 3D-печать живых тканей. Недавно было сообщение, что команда австралийских ученых из Университета Монаша использовала биочернила с содержанием живых нейронов и неклеточных материалов, которые при печати формировали трехмерные нервные сети. Выращенные в лаборатории образцы воспроизводили расположение белого и серого вещества головного мозга. Это удивительно, что человек может создавать живые ткани и использовать их для лечения, тестирования экспериментальных препаратов, наблюдения за развитием тех или иных заболеваний.

ИИ в течение короткого времени обрабатывает большой массив информации и генерирует точный ответ, порой раскрывая данные с неожиданной стороны. 

— А что пугает?

Пугаться технологий точно не стоит. Конечно, все новое вызывает у нас естественный страх, так сложилось эволюционно — это защитная реакция. Так когда-то люди пугались первых автомобилей или ракет. Современные технологии должны нас восхищать и удивлять. Но при этом важно обсуждать, какие риски несут за собой технологии, и предпринимать действия, чтобы предотвратить негативные последствия. 

— Использование ИИ, роботов, виртуальная и дополненная реальность в медицине — сегодня это уже похоже на обыденность. Что будет в ближайшие 5-10-20 лет?

Это пока не обыденность: технологии используются в крупных клиниках больших городов, и такая ситуация не только в нашей стране, но и за рубежом. Существует огромное количество медучреждений в небольших населенных пунктах, в городах развивающихся стран, где современные технологии не используются в полной мере. 

Но если говорить об их использовании, можно выделить определенные тренды, которые найдут воплощение в будущем. Уверен, через 10 лет произойдет более широкое проникновение технологий. Как раньше это было с мобильными телефонами: сначала они были доступны только богатым людям, а сейчас они есть практически у всех. Использование передовых технологий будет глубже проникать во врачебную практику повсеместно. Это сделает работу более эффективной и автономной. И это решит проблему маленьких больниц, где не хватает рук и технологий, где врач один на один с проблемой. И в такой ситуации иметь помощника в виде ИИ, который поможет быстро принять решение, — это большое подспорье.

Конечно, технологии помогут в борьбе с массовыми заболеваниями, облегчат создание вакцин и лекарственных препаратов. В первую очередь, роботы и ИИ — это инструмент, который помогает открывать новые грани, проверяя множественные гипотезы, который поможет сделать прорыв в прикладной медицине.  

Евгений Машковский: «Не нужно бояться чипирования в виде цифровых таблеток, лучше контролировать то, что вы читаете или смотрите в своих мобильных устройствах»

— Как вы относитесь к разработкам таких компаний, как Neuralink, Synchron? Они действительно могут стать прорывом в области медицины?

Как ученый, который всегда стремится к прогрессу, я отношусь к подобным разработкам с большим интересом и позитивом. Ведь все они направлены, в первую очередь, на то, чтобы помочь людям с тяжелыми заболеваниями (неврологическими расстройствами, различными травмами) заново обрести жизнь, облегчить состояние. И они не то чтобы являются прорывом в области медицины, но могут существенно улучшить качество жизни. Сейчас для таких людей есть лечение, реабилитация, им помогают ассистенты. Но оборудование, используемое в данных ситуациях, очень громоздко, и у человека нет автономии. А если какой-то интерфейс, чип позволяет восстановить двигательные функции, то для такого пациента — это большая помощь. 

— Может что-то помешать в реализации подобных проектов?

Одна из очевидных преград — финансовая, ведь такие исследования стоят дорого. И даже если разрабатывается прототип, то массовое внедрение требует очень больших инвестиций. Подобные технологии не всегда попадают в область приоритетного финансирования, особенно если говорим про государственную медицину. Частные компании, которые имеют свободные средства и во главе которых стоят энтузиасты, могут создавать такие прорывы, которые потом становятся доступными. 

Конечно, при разработке любых технологий, экспериментальной деятельности есть большие риски и возможны случаи с причинением вреда для здоровья или даже летальным исходом. Но нужно понимать различия в мировоззрении ученого и обычного человека. В науке может быть успех или неуспех эксперимента, но не может быть плохого или хорошего исхода. Если даже подопытный экземпляр (чаще всего это животное) погибает в ходе эксперимента, то это не плохо, это часть запланированных действий. А вот с точки зрения общечеловеческой гуманности, это может вызывать шок. И такие негативные случаи, которые будут возникать в ходе экспериментальной деятельности, и реакция общественности могут тормозить процесс.

— А если подобные чипы имплантировать здоровым людям?

Это возможно. Тем более, что в науке есть подобные примеры, когда технологии создавались для медицины, реабилитации, а потом развились и успешно применяются в других областях: в частности, в экстремальных профессиях. 

И я не вижу в этом проблемы: интегрировать в свой организм технологию, которая поможет функционировать, — это выбор человека. 

Что кажется удивительным и неприемлемым сейчас, через 10–20 лет будет казаться нормальным. Как ученый и футурист, я спокойно отношусь к таким изменениям. 

— Если Neuralink, Synchron работают на возвращение подвижности, то, например, стартап Inner Cosmos имплантировал цифровую таблетку от депрессии. Это путь к чипированию населения?

Вопросы о чипировании — это распространенный штамп, который, конечно, не имеет ничего общего с действительностью. На самом деле самый простой и доступный способ чипирования, через которое мы уже все прошли, — это использование мобильного телефона. Ведь чипирование — это сбор персональной информации и передача ее третьему лицу для воздействия на человека. И с этой функцией лучше, чем наш мобильный телефон, в этом мире еще ничто не справляется: он собирает информацию о наших привычках, запросах, местонахождении и т. д. И это даже без установки каких-либо шпионских программ. Нам кажется (это штампы из фильмов и фантастических книг), чтобы наблюдать за человеком и воздействовать на него, в его тело нужно внедрить чип. Но на самом деле на нас постоянно воздействуют: новости, лента в соцсетях, реклама и т. д. Суть чипирования — это сбор информации и воздействие на человека. А вот форма чипирования давно присутствует в руках каждого из нас. 

Если кто-то придумывает средства от депрессии в том или ином виде (в том числе и цифровом), это очень здорово. Ведь депрессия — широко распространенное заболевание, особенно в высокоразвитых странах. И человек в состоянии депрессии действительно чувствует себя плохо и не понимает, как ему от этого избавиться. Кто-то боится идти к психотерапевту, кто-то боится приема антидепрессантов, опасаясь побочных эффектов. И если будет безопасная возможность однократно провести медицинскую манипуляцию, которая позволит избавиться от проблемы (депрессии либо другого состояния), то, конечно, это здорово. Не нужно бояться чипирования в виде цифровых таблеток, лучше контролировать то, что вы читаете или смотрите в своих мобильных устройствах. 

Евгений Машковский: «Не нужно бояться чипирования в виде цифровых таблеток, лучше контролировать то, что вы читаете или смотрите в своих мобильных устройствах»

— Какие из российских инновационных разработок в области медицины могут стать прорывом в ближайшее время?

Я бы выделил четыре компании, которые мне нравятся: они являются примером не только высокотехнологичного подхода к делу, но и большой социальной ориентированности, примером того, как нужно строить социально ответственный бизнес. Все они в области инновационной медицины. Это компания «ЭкзоАтлет», которая занимается производством экзоскелетов для медицинской и социальной реабилитации и проводит большое количество мероприятий и обучения для врачей и пациентов, проводит соревнования, в которых принимают участие люди с инвалидностью.  

Компания «Моторика» создает бионические протезы рук для людей, у которых есть врожденные особенности или ампутации. Рука — наш главный инструмент, и утрата функций руки является крайне ощутимой для человека. Компания неоднократно была отмечена наградами и премиями как пример того, как прорывные технологии становятся доступными каждому человеку. 

Diagnocat — система на основе ИИ, которая позволяет врачам-стоматологам принимать решения, анализировать снимки и корректировать план лечения. 

Компания EvolveAI, которая разрабатывает уникальное приложение для управления своим здоровьем на основе ИИ, а также показывает, что российский продукт может быть востребован и конкурентоспособен на международном рынке. 

Если говорить о разработках, в которых Россия особенно сильна, то это лазерная, ядерная медицина. У нас проводятся фундаментальные исследования, в результате которых рождаются новые решения. И конечно, наш главный потенциал — это мозги, харизма и таланты людей, которые стоят за всеми этими разработками.

— Недавно на экраны вышел фильм «Вызов», он рассказывает о том, как хирург в условиях невесомости делает операцию космонавту. В таких условиях вообще это возможно? Или все же это фантастика? 

Классный фильм, я люблю и космос, и медицину. Мы сегодня говорим о том, что удивляет. И даже само то, что фильм снят в космосе, это удивляет и восхищает не меньше самой операции. 

Теоретически операции в условиях невесомости возможны. Вопрос в наличии необходимого оборудования. Сложность составляет не само проведение операции, а доставка и размещение оборудования. Еще Архимед говорил: «Дайте мне точку опоры, и я переверну землю». Здесь аналогичная ситуация: если какие-то функции космонавты без медицинского образования частично могут взять на себя, то без доставки необходимого оборудования большую операцию не сделаешь. В «Вызове» мы видим, как сложно решались вопросы с фиксацией и расположением пациента, врача, доставкой оборудования. 

С другой стороны, небольшие хирургические манипуляции можно проводить с минимальным оборудованием. Взять, например, военную медицину, где в полевых условиях проводились различные операции, а условия там гораздо более сложные, чем на МКС. Поэтому решение о вмешательстве должно приниматься индивидуально. Одна из любимых врачебных поговорок: причины могут быть разные, а последствия множественные. 

Операция в космосе — это хорошо подготовленная экспериментальная задача, которая потенциально реализуема. Но пока, к счастью, не возникало необходимости ее проводить. Когда на МКС возникали хирургические заболевания у космонавтов, их возвращали на Землю (один раз со случаем острого аппендицита, другой — с обострением урологической инфекции). Думаю, в будущем, когда экспансия космоса будет развиваться и появятся отдельные медицинские модули, такие операции будут возможны. 

— Мы все чаще слышим о колонизации Марса, строительстве лунных станций и т. д.: насколько человеческий организм готов к такому? Как будет происходить адаптация тела человека к новым условиям?

Организм человека готов и сейчас к тому, чтобы проводить какое-то время в космическом пространстве: неважно, на Луне, Марсе или орбитальной станции. И главной проблемой, с которой мы сталкиваемся и профилактикой последствий которой занимаются космонавты, — это невесомость и снижение нагрузок на опорно-двигательный аппарат (кости и мышцы), что приводит к гипотрофии мышц, ослаблению их, развитию остеопороза. Пока мы не придумаем технологии для создания искусственной гравитации, то физическая тренировка и нагрузка будут неотъемлемыми компонентами жизни всех людей, неважно, на орбитальных или космических планетарных станциях. Процесс освоения космоса, я думаю, необратим.

Это вопрос времени, когда мы увидим полноценные поселения на Луне или ближайших планетах. 

— Какие технологии должны удовлетворить потребности человеческой популяции, которая неминуемо стареет?

Здесь я придерживаюсь не футуристических методов и мер, а того, что действенный способ чувствовать себя хорошо — это физическая активность и здоровый образ жизни. Да, это не так интересно и красиво, как покорение космоса или ИИ, но если говорим с медицинской точки зрения, то именно этот способ обладает доказанной эффективностью, показывает результат и стоит дешево. Люди сами должны заботиться о своем здоровье, а государство — создавать условия для этого. И такие усилия со стороны государства принимаются, например в Москве реализуется проект «Московское долголетие», который предлагает большое количество секций, позволяет человеку в старшем возрасте сохранить и физическое, и ментальное здоровье. 

Ну и плюс удобная инфраструктура, учитывающая увеличивающееся количество пожилых людей. Поэтому здесь речь идет не о прорывных технологиях, а о наведении порядка и поддержании здорового образа жизни. 

— Евгений, если резюмировать, какие тенденции в области медицины вы могли бы выделить сегодня?

Медицинские роботы, которые появились в 1980-х годах, совершенствовались и сейчас являются неотъемлемой частью больших стационаров. В дальнейшем они будут развиваться, становиться более компактными и проникать все больше в лечебный процесс.

Системы ИИ, которые используются для диагностики, принятия решений. 

Если говорить про фундаментальную науку, то здесь надо отметить все, что связано с анализом и редактированием генома, созданием препаратов на основе методов генной инженерии. К слову, в этом году была вручена Нобелевская премия за вакцины на основе РНК

Если говорить про пациента, то это развитие приборов, которые находятся на теле человека, возможно, даже чипы, которые помогут отслеживать человеку свое состояние. А еще протезы и имплантируемые устройства, которые возвращают утраченные функции, позволяют человеку адаптироваться к жизни. 

Разработка вакцин и препаратов, систем доставки лекарств. Иногда молекула разработана, но доставка лекарств вызывает вопросы. 

Биопринтинг — искусственно созданные жизнеспособные клетки, которые можно вживить в организм. 

В области обучения — технологии виртуальной и дополненной реальности, которые позволяют на этапе тренировки погрузиться в реальные жизненные ситуации и лучше освоить навыки работы с пациентами. Технологии виртуальной реальности применяются и для лечения пациентов, например, с хронической болью, неврологическими заболеваниями, при различных психиатрических расстройствах (депрессии, тревожные состояния), позволяют человеку без приема лекарств обрести полноценную жизнь. 

И конечно же, телемедицина в разных видах — от телеконференций врачей из разных стран до обмена информацией в режиме реального времени, мониторинга пациента. Они уже представлены, но мы будем видеть новый опыт применения и развития. 

— А почему человечество, которое развивает нейромедицину, использует ИИ, так и не может победить вирусы гриппа или т. п.?

В этом противопоставлении скрыта ловушка. Есть фундаментальные вещи, на которые мы не всегда можем воздействовать: например времена года. И вопрос, почему не можем победить грипп, развивая нейромедицину, звучит примерно так: почему мы летаем в космос, но не можем изменить погоду или предотвратить землетрясения? Есть естественные процессы, которые мы можем понимать, уменьшать риски либо негативные последствия для человека. Это актуально, если говорим про инфекционные заболевания: мы понимаем их действие, но полностью контролировать не можем. 

Робототехника, нейромедицина будут развиваться, но вирусы тоже, будут меняться, подстраиваться. И в дальнейшем не исключены такие ситуации, которые были вызваны коронавирусной инфекцией, значительно повлиявшей на нашу жизнь. 

— Каким будет доктор в 2051 году? Какими навыками он будет обладать? 

Медицина — стабильная область. Фундаментальные навыки, которыми врач обладал 100 лет назад и которыми он будет обладать через 50 лет, не будут сильно различаться: умение взаимодействовать, анализировать информацию, желание помочь человеку, стремление учиться новому. Что-то из этого уже есть в людях, которые приходят учиться профессии, что-то приобретается в процессе учебы. Конечно, врач будет овладевать новыми технологиями, которые появляются и приходят на службу медицине, сама учеба станет более технологичной. 

Как врач я бы хотел отметить, что главной компетенцией, которую должен освоить медик, является забота о самом себе. В институте 13 тысяч часов нас учат тому, как заботиться и помогать другим людям, но мало говорят о том, как врачу беречь себя, развивать свою карьеру, сохранить силу, предотвращать выгорание. Нужно развивать навык заботы о себе, чтобы дольше сохранять свой функционал и помогать другим людям. А чтобы появлялся такой навык, его надо внедрять и развивать в базовом медицинском образовании.

Благодарим за помощь в организации и проведении интервью Университет «Синергия».

Оставьте ответ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь