Среда, 29 мая, 2024

16+

Артем Лукин: «В 2035 году уже не человек будет определять, по какой технологии будет производиться тот или иной продукт»

Время на чтение 13 мин.

Развитие робототехники и внедрение роботов в различных сферах нашей жизни, и в том числе на производствах,— абсолютно закономерно. Рутинные, монотонные, тяжелые, опасные работы все чаще выполняют роботы, освобождая человека от неинтеллектуального труда, повышая эффективность предприятий, качество и объем производимой продукции. О том, как сегодня развивается робототехника в нашей стране и в мире, какие тренды существуют и каким будет будущее роботов на предприятиях, поговорили с основателем и руководителем компании «Технорэд» Артемом Лукиным. 

Артем Лукин: «В 2035 году уже не человек будет определять, по какой технологии будет производиться тот или иной продукт»

— Артем, как начался ваш путь в сфере робототехники? И почему именно промышленные роботы?

Меня родители всегда пугали: будешь плохо учиться, окажешься на заводе. И вот я оказался там в 16 лет, параллельно учась в университете. Неспроста говорят: если чего-то боишься, иди в ту сторону. Так я стремился доказать себе и близким, что в работе на заводе нет ничего плохого. 

И вот уже 21 год я в промышленности: прошел путь от слесаря механосборочных работ до владельца нескольких заводов и фабрик. И знаете, находясь внутри производственного процесса, я сразу понял: неважно, насколько классные у тебя станки, насколько отработаны технологии. Каким бы амбициозным ты как руководитель предприятия ни был, все зависит от человека, который стоит у этого самого станка, от него зависит и качество выпускаемой продукции, и ее объем, и успех предприятия в целом. 

К сожалению, людей рабочих специальностей очень сложно мотивировать, и это объяснимо — они занимаются рутинной, неинтеллектуальной, сложной, порой опасной работой. И когда я начинал свой путь, еще не было технологии, которая позволяла бы сделать так, чтобы люди меньше влияли на эффективность производства. 

— Но ведь промышленные роботы существуют давно…

Да, в середине 2010-х годов были промышленные роботы. Но их не могли себе позволить мелкие предприятия, а лишь крупные заводы и фабрики, которые серийно выпускали автомобили, компьютеры, телевизоры. Они могли инвестировать 30–40 млн рублей, чтобы поставить робота, который будет выпускать один и тот же тип продукции. А роботов, которые могли бы быть универсальными, такими же гибкими, как человек, которыми мог бы управлять оператор, который не имеет узких знаний по робототехнике, которые доступны по цене, быстро окупаются, не существовало. Потому такие роботизированные системы пришлось создавать самому. И когда я начинал в 2019 году, все говорили, что это невозможно: то, что я создаю, дорого и никогда не пойдет в массы. Мне пришлось доказать обратное. И сегодня мы первая и единственная компания в мире, которая поставила разработку и производство робототехники, доступных роботизированных систем на поток, снизив стоимость с 30 млн до 3 млн рублей, срок поставки и внедрения с 18 месяцев до 3–8 рабочих дней. 

— Ваши роботизированные системы ориентированы на мелких производителей?

Мы четко понимаем портрет своего целевого клиента. Это не большой завод или фабрика вроде АвтоВАЗа или Газпрома, мы целимся в микро-, малый и средний бизнес, те предприятия, которые составляют основу экономики, ВВП нашей страны, те предприятия, которые испытывают острый дефицит кадров, предприятия, у которых постоянно меняется номенклатура, которые как никакие другие зависят от людей. Мы понимаем, какими качествами должны обладать наши продукты и по стоимости, и по универсальности, и по сроку окупаемости, и по надежности. Ставя это во главу угла, мы начали разрабатывать вот такие уникальные вещи первыми в мире. И благодаря этому не просто меняем, а создаем новый рынок. Если раньше нормой было, что роботы находили свое место на крупных заводах и фабриках, то сегодня наши системы внедряются в небольших компаниях. 

Артем Лукин: «В 2035 году уже не человек будет определять, по какой технологии будет производиться тот или иной продукт»
Сварка на коботе

— В своем сегменте вы по-прежнему удерживаете первенство в мире?

Да, именно так. Аналогов нашим системам нету. Мы своего рода ледокол, который прокладывает путь и задает тренд на рынке. И даже мировые чемпионы-вендеры, которые поначалу не верили в наш успех, сегодня делают разворот в эту сторону и являются догоняющими. 

— Что собой представляет ваша компания сегодня? 

Мы не раскрываем данные компании из соображений безопасности. Скажу очень общо: выручка превышает миллиарды. До появления TECHNORED на российском рынке было порядка 160 компаний, которые занимались роботами и реализовывали от 1 до максимум 10 проектов в год. И этого очень мало: наша страна — на одном из последних мест по уровню роботизации (по количеству роботов на душу населения). Наша компания к концу 2024 года планирует выйти на показатель производства и продажи не менее 100 роботизированных систем в месяц. Такого в мире никто не делает. 

Артем Лукин: «В 2035 году уже не человек будет определять, по какой технологии будет производиться тот или иной продукт»

— Ваш продукт — на 100 % российский?

Это полностью российская разработка. Мы производим не просто робота, робот — это как двигатель, который сам по себе никому не нужен. Вам ведь не нужен просто двигатель, а нужен весь автомобиль целиком. Так вот мы серийно производим именно автомобиль. Как когда-то Генри Форд решил, что хочет сделать автомобиль доступным. И для этого он не пытался угодить каждому, а проанализировал, каким должен быть автомобиль, по какой технологии должен быть произведен, чтобы подходить большинству и при этом быть доступным. По сути, мы делаем то же самое. 

Мы разрабатываем типовую роботизированную систему, которая подходит большинству предприятий (машиностроительных, пищевых, фармацевтических) в России и в мире. Мы много инвестируем в разработку, но благодаря тому, что производим роботов серийно, можем предложить покупателю цену не 30 млн, а 3 млн. Разработка, патентование, производство — все происходит здесь, в нашей стране. Конечно, присутствует доля иностранных компонентов, но она небольшая — от 10 до 40 %. 

— Какова география ваших клиентов?

Вся Россия. Интересно, что, когда мы начали заниматься продажей наших роботизированных систем, первыми клиентами стали компании из дальних регионов — системы поехали в Барнаул, Братск, Владивосток. Хотя нам казалось, что в таких городах, как Москва, Санкт-Петербург собственники бизнесов более открыты к инновациям и окупаемость систем здесь должна быть быстрее. Но потом все стало понятно: вопрос был не в том, как быстро окупится система, а в том, что в небольших удаленных населенных пунктах — острая нехватка кадров и наши системы помогали решать эту проблему. 

В числе наших клиентов — предприятия со всего СНГ, а также из Европы. 

— Что умеют ваши роботы?

Сегодня у нас порядка 10 уникальных роботизированных комплексов, которые запатентованы и производятся серийно для разных отраслей: например для машиностроения — роботизированный оператор станка, который заменяет оператора на фрезерных, токарных и листогибочных станках, роботизированный сварщик. Для пищевой промышленности — роботизированный паллетайзер. Для электроники — роботизированная система нанесения клея-герметика. И каждый год мы разрабатываем и патентуем от двух до трех систем. 

— Сколько сотрудников сегодня в компании?

Сегодня это более 100 человек. Каждый год штат компании увеличивается минимум в два раза, и минимум 60 % специалистов занимается RnD. 

— В чем секрет успеха?

Наше преимущество заключается в том, что мы как IKEA: мы производим простой, понятный и доступный продукт, который очень легко выбрать, купить, внедрить и использовать. В этом и есть главный секрет. Наши роботизированные системы приходят заказчику на 1–3 палетах. Их легко собрать по инструкции. И это дает нашим клиентам определенную свободу.

Артем Лукин: «В 2035 году уже не человек будет определять, по какой технологии будет производиться тот или иной продукт»

— Выходит, вы действительно меняете рынок?

Мы создаем новый рынок. Наша самая большая экспертиза — исследование рынка и понимание того, какой продукт мы должны создавать. Именно изучение рынка, консолидация информации, стандартизация помогают нам не просто понять запрос, но и предложить рынку то, в чем он нуждается и, возможно, даже сам пока этого не понимает. 

Если бы Стив Джобс и спросил у людей, какой телефон им нужен, наверное, они бы сказали: кнопки побольше, антенну подлиннее. Но точно не сказали бы, что хотят совместить в телефоне коммуникатор, почту, интернет, фото и видео. Просто потому, что широко не думают, а живут здесь и сейчас. Мы каждый день смотрим на то, что делаем сегодня, с позиции будущего. Условно сегодня мы находимся в 2035 году и понимаем, как будут выглядеть заводы и фабрики через 10 лет. 

— Какими они будут?

Сегодня все заводы и фабрики объединяет несколько общих черт, одна из которых — технология. На любой фабрике есть технология, по которой производится тот или иной продукт. И сегодня эту технологию определяет человек на основании своего опыта.

Мы точно знаем, что это узкое место. И точно знаем, что в 2035 году уже не человек будет определять, по какой технологии будет производиться тот или иной продукт, не человек будет определять, на каком станке он будет производиться, на каких режимах будет производиться обработка, например токарная или фрезерная. Делать это будет ИИ. Он будет принимать решение на производстве: какие станки, материалы, какие технологические процессы должны происходить для выпуска продукта. Причем для выпуска одного экземпляра продукта это будет одна технология, а для выпуска 10 тысяч экземпляров совершенно другая. И мы идем в эту сторону, чтобы создать систему, которая будет сама определять оптимальную технологию выпуска продукции. 

К слову, людей рядом со станками не будет, это будут робостанки, между ними будут перемещаться роботы для загрузки, погрузки, транспортировки. И уже сегодня создаем такие продукты. А для этого нужны люди. Поэтому еще в 2020 году мы создали Академию TECHNORED, а сейчас она трансформировалась в РедУниверситет, который сильно развивается в том числе и на национальном уровне. Мы создаем образовательные программы и для государства (например сотрудничаем с Московской инженерно-технической школой, РЭУ Плеханова, Бауманкой), и для частных лиц.

— А как насчет того, что роботы лишат со временем людей работы?

Мы не отбираем у людей работу, просто избавляем от монотонной, совершенно неинтеллектуальной деятельности. 

Я очень рад, что TECHNORED создал такую технологию, которая сегодня позволяет не заниматься вредным, опасным, рутинным трудом, а заниматься чем-то более интеллектуальным, тем самым делая людей более счастливыми. И через это поднимая производительность заводов и фабрик, поднимая качество выпускаемой продукции, улучшая условия труда, поднимая ВВП нашей страны, ведь у нас просто сумасшедший потенциал и нам просто это нужно сделать. 

1 COMMENT

  1. Артем Лукин энергичный человек обладающий хорошей логистикой, по этому легко решать сложные задачи. У меня НАКС 3 уровень по сварке. Реализовано 2 проекта и один проект назавершающей стадии. Кроме этих проектов еще на зачаточной стадии 5 проектов. У меня много спциальностей начинал работу с 16 лет, как говорила моя Мама ремесло не коромысло плечь не давит, но позволяет жить хортшо. Строил самую большую в СССР и России рудную базу…В 2035 гуду ничего резко не измениться из за громадной территории страны как Россия, в вот к 3000 году Россия это будет совсем другая обновленная страна новыми технологиями. При условии что избежит войн.РВСН.

Оставьте ответ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь